Лев толстой не верил в бога. Лев Толстой (В ¦) – о Боге, смерти и смысле жизни

Орден Магов

Лев толстой не верил в бога. Лев Толстой (В ¦) – о Боге, смерти и смысле жизни

“Каково бы ни было направление жизни в прошедшем, дела в настоящем могут изменить его”

Вчера мне попались в руки дореволюционные открытки с цитатами Льва Николаевича Толстого.

Что заставило меня  уточнить дату рождения этого великого мыслителя, 100-летие со дня смерти которого отмечалось в прошедшем году.

  Оказалось, что он родился 28 августа (по старому стилю) в день Валета червей.  С этой точки зрения мне кажутся особенно любопытными его высказывания о Боге, смерти и смысле жизни.

Публикую несколько цитат и фотографий графа Толстого, а также краткую историческую биографию о его религиозном поиске, который привел к возникновению нового религиозно-нравственного течения — толстовства и отлучению самого автора от Православной церкви.

Лев Николаевич со своей внучкой Танечкой: “Знаю, что ты, Бог, хочешь, чтобы все люди любили друг друга. И я хочу любить всех, ни на кого не сердиться, ни с кем ни ссориться, думать больше о других, чем о себе, отдавать другим то, что себе хочется.

Хочу быть доброй. Хочу, да забываю, и сержусь, и ссорюсь, и о себе помню, а о других забываю. Помоги мне, Бог, помнить то, чего ты хочешь, и всегда быть доброй со всеми, не с одними милыми и хорошими, а со всеми людьми на свете, какие бы они ни были.

Цитаты Льва Николаевича Толстого (28 августа (9 сентября) – 7 (20) ноября 1910):

Всё хорошее, что я делаю и говорю, не из меня исходит, а только проходит через меня. Делает и говорит через меня высшая сила. Не воображай, что что так как через тебя проходит хорошее, то это значит, что ты хорош.” Кочеты. Май 1910 г.

Что мне со своим крошечным телом и крошечным определенным сроком жизни делать в этом бесконечном по пространству и времени миром?

Сознание мое говорит, что есть какая-то сила, пославшая меня в мир. В этом сущность истинной религии. И вот это-то признание той силы, которая послала меня в мир и которую называют Богом, и дает смысл человеческой жизни.

И смысл моей жизни – в признании этой высшей силы и в служении ей.”  Ясная Поляна. Февраль 1908 г.

“Memento mori” – великое слово. Если бы мы помнили то, что мы: умрем, вся жизнь наша получила бы совсем другое назначение.

Человек, зная, что он умрет через полчаса, не будет делать ни пустого, ни глупого, ни, главное, дурного в эти полчаса.

Но полвека, которые может быть отделяют тебя от смерти, разве не то же, что полчаса? Перед смертью и настоящим времени нет.” Ясная Поляна. Март 1909 г.

“Дети мудрее людей мiра. Ребенок чувствует, что в каждом человеке живет то, что и в нем, и ценит не звание людей, а то единое, что живет в каждом человеке.” Ясная Поляна. Июнь 1909 г.

“Все, что вносит единение между людьми, есть благо и красота; все, что их разъединяет – зло и уродство. Все люди знают эту истину. Она запечатлена в нашем сердце.” Мещерское 1910 г.

“Не надо думать, что жизнь должна состоять в совершении каких-либо особенных подвигов. Для хорошей жизни нужны не подвиги, а непрестанные усилия для освобождения духовного начала в себе и слияния его с тем, что однородное ему.” Кочеты. Июнь 1909 г.

“Когда человек живет хорошей жизнью, то он бывает счастлив сейчас и не думает о том, что будет после жизни. Счастлив же бывает человек неизменно тогда, когда полагает свое благо в исполнении воли Бога и исполняет ее. И потому смерть не лишает блага того, кто исполняет волю Бога.” Кочеты. Май 1910 г.

Краткая биография религиозного поиска Л.Н.Толстого.

Граф Лев Николаевич Толстой (28 августа (9 сентября) 1828 – 7 (20) ноября 1910) — один из наиболее широко известных русских писателей и мыслителей.

Просветитель, публицист, религиозный мыслитель, авторитетное мнение которого спровоцировало возникновение нового религиозно-нравственного течения — толстовства, одним из основополагающих тезисов которого является тезис о «непротивлении злу насилием».

Последний, согласно Толстому, зафиксирован в ряде мест Евангелия и есть стержень учения Христа, как, впрочем, и буддизма. Сущность христианства, согласно Толстому, можно выразить в простом правиле: «Будь добрым и не противодействуй злу насилием».

Идеи ненасильственного сопротивления, которые Л. Н. Толстой выразил в работе “Царство Божие внутри вас”, оказали влияние на Махатму Ганди и Матрина Лютера Кинга.

Чтобы найти ответ на измучившие его вопросы и сомнения, Толстой прежде всего взялся за исследование богословия и написал и издал в 1891 году в Женеве своё «Исследование догматического богословия», в котором подверг критике «Православно-догматическое богословие» митрополита Макария (Булгакова).

Вёл беседы со священниками и монахами, ходил к старцам в Оптину Пустынь, читал богословские трактаты. Чтобы в подлиннике познать первоисточники христианского учения изучал древнегреческий и древнееврейский языки. Вместе с тем он присматривался и к раскольникам. Также Толстой искал смысла жизни в изучении философии и в знакомстве с результатами точных наук.

Он делал ряд попыток всё большего и большего опрощения, стремясь жить жизнью, близкой к природе и земледельческому быту.

Постепенно он отказывается от прихотей и удобств богатой жизни, много занимается физическим трудом, одевается в простейшую одежду, становится вегетарианцем, отдаёт семье всё своё крупное состояние, отказывается от прав литературной собственности.

На этой почве беспримерно чистого порыва и стремления к нравственному усовершенствованию создаётся третий период литературной деятельности Толстого, отличительною чертой которого является отрицание всех установившихся форм государственной, общественной и религиозной жизни.

Значительная часть взглядов Толстого не могла получить открытого выражения в России и в полном виде изложена только в заграничных изданиях его религиозно-социальных трактатов.

Публикация некоторых произведений Толстого была запрещена духовной и светской цензурой.

В 1899 году вышел роман Толстого “Воскресение”, в котором автор показывал жизнь различных социальных слоёв современной ему России; духовенство было изображено механически и наскоро исполняющим обряды, а холодного и циничного Топорова некоторые приняли за карикатуру на К.П.Победоносцева, обер-прокурора Святейшего Синода.

В феврале 1901 года Синод окончательно склонился к мысли о публичном осуждении Толстого и об объявлении его находящимся вне церкви: «Известный миру писатель, русский по рождению, православный по крещению и воспитанию своему, граф Толстой, в прельщении гордого ума своего, дерзко восстал на Господа и на Христа Его и на святое Его достояние, явно пред всеми отрёкся от вскормившей и воспитавшей его Матери, Церкви православной, и посвятил свою литературную деятельность и данный ему от Бога талант на распространение в народе учений, противных Христу и Церкви, и на истребление в умах и сердцах людей веры отеческой, веры православной, которая утвердила вселенную, которою жили и спасались наши предки и которою доселе держалась и крепка была Русь святая».

В “Ответе синоду” 73-летний Лев Толстой подтвердил свой разрыв с Церковью: «То, что я отрёкся от церкви, называющей себя православной, это совершенно справедливо. Но отрёкся я от неё не потому, что я восстал на Господа, а напротив, только потому, что всеми силами души желал служить ему».

По материалам Википедии.

Источник: http://www.ordenmagov.ru/blog/2011/01/%D0%BB%D0%B5%D0%B2-%D1%82%D0%BE%D0%BB%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%B9-%D0%B2-%E2%99%A5-%D0%BE-%D0%B1%D0%BE%D0%B3%D0%B5-%D1%81%D0%BC%D0%B5%D1%80%D1%82%D0%B8-%D0%B8-%D1%81%D0%BC%D1%8B%D1%81%D0%BB%D0%B5/

Лев Толстой о СМЕРТИ И БЕССМЕРТИИ

Лев толстой не верил в бога. Лев Толстой (В ¦) – о Боге, смерти и смысле жизни

…Удивительно хорошо бывает, когда ясно не то что поймёшь, а почувствуешь, что жизнь не ограничивается этой, а бесконечна. Так сейчас изменяется оценка всех вещей и чувств, точно из тесной тюрьмы выйдешь на свет Божий, на настоящий1.

Ничто так не расширяет взгляда, не даёт такой твёрдой точки опоры и такой ясной точки зрения, как сознание того, что эта жизнь, несмотря на то, что только в ней мы можем и обязаны проявить свою деятельность, есть всё-таки не вся жизнь, а только тот кусок её, который открыт нашему взору2.

Мы говорим о жизни души после смерти. Но если душа будет жить после смерти, то она должна была жить и до жизни. Однобокая вечность есть бессмыслица3.

И с горем и без горя ужасна жизнь человека, который вообразит себе, что только света, что в окошке, что только и жизни, что та частица её, которую мы знаем здесь4.

Считать свою одну жизнь жизнью есть безумие, сумасшествие5.

Поразительна непредвиденность людей, когда мы едим из жадности вредное, зная, что будем страдать, поразительна и непредвиденность проматывающих именье, но так же удивительна непредвиденность людей, не думающих о смерти и потому не думающих о жизни6.

То, что срок нашей земной жизни не в нашей власти и всякую секунду может быть оборван, всегда забывается нами, и ничто больше этого забвения не извращает нашей жизни7.

Когда стар становишься, удивляешься, как это люди не думают о смерти. Следовало бы детям… внушать о ней, а её скрывают, как хождение на час. Если бы думали о ней, видели бы, что она неизбежна. Тогда смысл жизни другой становился бы, не жили бы одной телесной жизнью, которая кончается. Искали бы другого смысла, который со смертью не кончается. Жили бы нравственно8.

Мы смотрим на смерть как на что-то не только совсем особенное от жизни, но как на что-то прекращающее жизнь, а она такое же будущее, как следующий год, и так и надо уметь смотреть на неё 9.

Нехорошо не желать умереть, бояться смерти, как бывало в молодости, нехорошо желать умереть, как… бывает в минуты слабости, но поставить коромысло весов так, чтобы стрелка стояла прямо и ни одна чаша весов не перевешивала, это — лучшее условие жизни10.

Хорошо обращаться с людьми так, как будто ты прощаешься с ними перед смертью. И тут не будет ошибки. Разве не всё равно, что тебя отделяет от смерти полчаса или полвека11.

В виду смерти как-то особенно хорошо, нежно и спокойно любишь людей, чувствуя, что люди проходят, но не проходит та связь любви, которая соединяет с ними12.

Смерть, как и рождение, — непременное условие жизни. Если жизнь — благо, то и смерть должна быть благом13.

Когда я думаю о смерти, мне радостно думать о том, как я проснусь к той жизни так же точно, как я просыпался к этой в раннем детстве14.

…Смерть есть только перемена должности15.

Человек не может быть совершенным и безгрешным, он может только более или менее приближаться, и в этом приближении весь смысл его жизни. В этом жизнь. Я даже думаю, что жизнь после смерти будет состоять хотя и в совершенно другом виде, но опять только в приближении к совершенству16.

Боюсь ли я смерти? Нет.

Но при приближении её или мысли о ней не могу не испытывать волнения вроде того, что должен бы испытывать путешественник, подъезжающий к тому месту, где его поезд с огромной высоты падает в море или поднимается на огромную высоту вверх на баллоне.

Путешественник знает, что с ним ничего не случится, что с ним будет то, что было с миллионами существ, что он только переменит способ путешествия, но он не может не испытывать волнения, подъезжая к месту. Такое же и моё чувство к смерти17.

Есть в этой жизни такое состояние, при котором не видишь смерти, а видишь и сознаёшь только жизнь вечную. Как бы в туннеле есть такое положение, в котором видишь свет, — это положение по направлению туннеля. И в жизни то же, если стоишь по направлению воли Бога, то видишь жизнь вечную, станешь к ней боком — и видишь мрак. Вера в бессмертие даётся не рассуждением, а жизнью18.

Чем меньше страха смерти, тем больше свобода, спокойствие, сознание могущества духа и радость жизни. При полном освобождении от этого страха, при полном сознании единства жизни этой с бесконечной, истинной жизнью, должно быть полное, ничем не нарушимое спокойствие, сознание своего всемогущества и блаженства19.

То… что жизнь не прекратится с уничтожением личности, в этом не может быть никакого сомнения, потому что в мире есть что-то вечное, а если есть в мире что-либо вечное, то я часть мира, и это вечное есть во мне. Если же вечное есть во мне и я соединяю своё сознание с тем, что вечно, то смерть не может уничтожить меня20.

Вся жизнь была только увеличение и укрепление своего божественного сознания. Как же может оно уничтожиться? Мы не сомневаемся в том, что в матерьяльном мире ничто не исчезает, ни материя, ни энергия. Как же думать, что уничтожится духовное существование?21

Кто видит смысл жизни в усовершенствовании, не может верить в смерть, — в то, чтобы усовершенствование обрывалось. То, что совершенствуется, только изменяет форму22.

Не верят в бессмертие, т.е. в неуничтожаемость высшей, самой драгоценной сущности нашей жизни, только те, которые ещё не познали этой сущности, вроде того, как слепые кроты не верят в солнце.
И доказывать им существование солнца так же невозможно, как совершенно бесполезно доказывать существование его зрячим23.

Я знаю, что я исшёл от Бога и, умирая, иду к нему. Бог же есть любовь, мы иначе не можем себе представить его, и потому, возвращаясь к Богу, кроме блага от этого возвращения ничего ждать не можем24.

Умереть — значит уйти туда, откуда пришёл. Что там? Должно быть, хорошо, по тем чудесным существам детям, которые приходят оттуда25.

Самые лучшие люди — дети, свежие оттуда, и старцы, готовые туда26.

Обыкновенно жалеют о том, что личность не удерживает воспоминания после смерти. Какое счастие, что этого нет! Какое бы было мучение, если бы я в этой жизни помнил всё дурное, мучительное для совести, что я совершил в предшествующей жизни. А если помнить хорошее, то надо помнить и всё дурное.

Какое счастие, что воспоминание исчезает со смертью и остаётся одно сознание, — сознание, которое представляет как бы общий вывод из хорошего и дурного… Да, великое счастие уничтожение воспоминания, с ним нельзя бы жить радостно.

Теперь же с уничтожением воспоминания мы вступаем в жизнь с чистой, белой страницей, на которой можно писать вновь хорошее и дурное27.

Все наши поступки разделяются на такие, которые имеют цену перед лицом смерти, и такие, которые
не имеют перед нею никакого значения…

Мы все находимся в положении пассажиров парохода, приставшего к какому-то острову.

Мы сошли на берег, гуляем, собираем ракушки, но должны всегда помнить, что, когда раздастся свисток, все ракушки надо будет побросать и бежать поскорей на пароход28.

Как путешественник, подходя к цели путешествия, хотя и продолжает так же идти, как он шёл сначала, невольно думает только о том, что ожидает его, так и мы, подходя к той двери в другую жизнь, которой так пугали нас, называя её смертью, и которой мы так боялись, когда она была далека от нас, не можем не думать о ней, хотя и не перестаём делать то же, что делали и тогда, когда она была далека от нас. Мне эта близость теперь только приятна. Она отдаляет от меня всё пустое, ненужное и даёт особенную прелесть и значительность тому, что делается29.

…Чувствую близость — не смерти (смерть скверное, испорченное слово, с которым соединено что-то страшное, а страшного ничего нет), — а чувствую близость перехода, важного и хорошего перехода, перемены… Такое состояние близости к перемене очень, смело скажу, радостно. Так ясно видишь, что нужно делать, чего не нужно30.

Ничем не может владеть человек, пока он боится смерти. А кто не боится её, тому принадлежит всё31.

Ñîñòàâèë Ìàêñèì ÎÐËÎÂ,
ä. Ãîðâàëü, Ãîìåëüñêàÿ îáë., Áåëàðóñü

1Толстой Л.Н. Полн. собр. соч.: В 90 т. М.: Гос. изд-во худож. лит., 1929 – 1958. Т. 84. С. 253.

2 Там же. Т. 69. С. 77.

3 Там же. Т. 58. С. 11.

4 Там же. Т. 74. С. 118.

5 Там же. Т. 57. С. 228.

6 Там же. Т. 54. С. 192.

7 Там же. Т. 66. С. 368.

8 Цит. по: Маковицкий Д.П. Яснополянские записки // Литературное наследство. Из истории русской литературы и общественной мысли 1860 – 1890 гг. Т. 90, кн. 3. М.: Наука, 1979. С. 442.

9Толстой Л.Н. Полн. собр. соч. Т. 54. С. 102.

10 Там же. Т. 66. С. 178.

11 Там же. Т. 56. С. 84 – 85.

12 Там же. Т. 88. С. 215.

13 Там же. Т. 79. С. 72.

14 Там же. Т. 54. С. 110.

15 Там же. Т. 72. С. 529.

16 Там же. Т. 73. С. 7.

17Толстой Л.Н. Собр. соч.: В 20 т. М.: Худож. лит., 1960 – 1965. Т. 20. С. 180.

18Толстой Л.Н. Полн. собр. соч. Т. 64. С. 329.

19 Там же. Т. 68. С. 136.

20 Там же. С. 129.

21 Там же. Т. 54. С. 102.

22Толстой Л.Н. Собр. соч.: В 20 т. Т. 20. С. 129.

23Толстой Л.Н. Полн. собр. соч. Т. 76. С. 146.

24 Там же. Т. 79. С. 147.

25Толстой Л.Н. Собр. соч.: В 20 т. Т. 20. С. 292.

26Толстой Л.Н. Полн. собр. соч. Т. 54. С. 71.

27Толстой Л.Н. Собр. соч.: В 20 т. Т. 20. С. 166.

28 Цит. по: Гольденвейзер А.Б. Вблизи Толстого. М., 1959. С. 71.

29Толстой Л.Н. Полн. собр. соч. Т. 67. С. 266.

30 Там же. Т. 57. С. 53 – 54.

31Толстой Л.Н. Собр. соч.: В 20 т. Т. 6. С. 331.

Источник: https://rossasia.sibro.ru/voshod/article/34108

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.